Мальвина Александровна (malvinka_irk) wrote,
Мальвина Александровна
malvinka_irk

Categories:

Ревизорская сказка

В дверь звонили решительно и даже требовательно. Дожевывая бутерброд с эрзацем печеночного паштета, Людмила Игоревна, в девичестве, Люся, заглянула в глазок. В двери сегодня показывали кусок уныло-салатовой лестничной клетки и толстощекое белокурое создание, годов осьмнадцати. Впрочем, шею создания патриотично обвивал сине-белый шарф, придавая девушке статусность государственного деятеля.

Белокурая шарфоносительница приблизила лицо к глазку с другой стороны двери, увеличив тем самым свою толстощекость и подчеркнуто артикулируя прокричала:

– Перепись населения! Будете участвовать?

Людмила Игоревна, в девичестве Люся, прислушалась к себе. Организм безмолвствовал и никак не проявлял своего отношения к Всероссийской переписи населения. Люся вздохнула и открыла дверь.

Девица-переписчица наяву оказалась не такой круглолицей, как транслировала дверь. Симпатичная, стройненькая, с капризными губами:
–  Куда пройти? – Бойко спросила она хозяйку.

Люся обреченно махнула в сторону кухни.

– Чаю? – Робко предложила она такой ослепительно молодой, модно одетой, уверенной себе и такой неуместной на ее кухне девушке.

– Спасибо, нет. – Девушка исподтишка оглядывала обстановку и хозяйку. Люся видела, как не смогла та сдержать пренебрежительного прищура глаз.

Такая девочка. Люся знала их. Они всегда были рядом, в детском саду, школе, лагере, институте- недосягаемые, другие , инопланетянки. Настолько непонятные и далекие. Чем они жили? Какими страстями? Мыслями? Вероятно, теми, которые сама Люся знала лишь из книг и фильмов. Они, эти девушки, встречали мужчин с лицами Джоржа Клуни и разбивали сердца пирсам броснанам. После института их дороги и вовсе разошлись, ни одной такой инопланетянки не было у Люси на работе, в библиотеке, там трудились милые, понятные, уютные женщины- они жарили котлеты, вышивали крестиком, выращивали рассаду и сидели на бесконечных диетах. Они были понятны Люсе и Люся была понятна им. «Что этим мужикам надо? Куда они вообще смотрят, такая женщина!» – утешали они Люсю, запивая чаем испеченные ею пирожки. Они уверяли себя и ее, что Люся до сих пор не замужем исключительно потому, что мужики сами-не – знают-чего-хотят и вообще, любят стерв, а до нормальных женщин им еще надо дорасти. В угоду коллегам Люся со вздохом соглашалась: да, конечно, просто не родился еще достойный ее, не стоит разменивать себя и все еще будет. Но про себя думала: Когда? Когда будет-то? Сорок лет! Того и гляди станешь ягодкой-опять. И позарится ли кто на ягодку, когда и цветочком пренебрегли? Как она устала отмалчиваться, пока подруги хвастались достижениями своих детей, раскидывали пасьянсы из семейных фотографий и ныли на мужей.

Девушка-переписчица деловито разложила на столе бланки и приступила к опросу. Имя, отчество, возраст, место рождения…

Люся привычно отвечала на вопросы, привычно замялась, вспоминая свой возраст, привычно ужаснулась, вспомнив его, и вдруг, на вопрос «семейное положение» ляпнула: замужем!

И замерла, с ужасом глядя на переписчицу. Девица же, демонстрируя полное доверие, сделала соответствующую пометку в бланке.

У Люси закружилась голова, как в тот раз, когда она еще в институте после экзамена хлебнула предложенного однокурсниками ледяного шипучего шампанского. Прямо на остановке. Из горла.

Такое же бесшабашное веселье охватило ее и сейчас.

– Вы знаете, – сказала она девице, – супруга сейчас нет дома. – Он… Он уехал в командировку. На симпозиум. В Конго. Он у меня кардиолог. Профессор. В Конго сейчас симпозиум. Знаете, он будет выступать с докладом «Активность полиморфно-ядерных лейкоцитов у больных с острым инфарктом миокарда и нестабильной стенокардией»

– А дети? Детей вы будете записывать? – Дочка у меня в Сорбонне. Уже год там. Поступила на факультет страноведения Италии и Румынии, востоковедения и арабистики. И замечательно учится! Ой, да она же будет мне на скайп звонить сегодня вечером, вы подождете? Сможете с ней поговорить.

Люся тараторила, забрасывая собеседницу кучей деталей и подробностей. У той удивленно поползли вверх скрупулезно выщипанные брови и Люся пошла в Ва-банк, пьянея от собственной наглой лжи.

–  Сын тоже задерживается, – несло Люсю, – он сегодня поздно будет, после колледжа у него курсы японского, а потом дзю-до. Ой, а собаку-то? Собаку запишите? Кодилия. Керн терьер. Такая она у нас душка! Она сейчас у моей мамы гостит. Мама скучает одна, вот и берет Коди иногда к себе. Так налить вам чаю?

Спустя две четверти часа Людмила Игоревна закрыла дверь за безответственно-доверчивой переписчицей, привалилась к ней спиной и хихикнула, как хихикала Люся в девичестве.

– Что на меня нашло?! – Пробормотала она. – Вот стыдобища-то. А если девица проверит в домоуправлении, что я ей тут наболтала? Решат, что я свихнулась. Свихнувшаяся старая дева!

«Конго! Сорбонна! Кодилия!» – Люся прыснула смехом.

В эту ночь Людмила Игоревна спала, как никогда сладко, а проснулась утром от того, то кто-то лизнул ее в нос. «Что за странная эротическая фантазия?» – подумала она сквозь сон и аккуратно приоткрыла один глаз.

У нее на груди уютно лежала маленькая, палевая собачка. Она преданно заглядывала в лицо Люсе умными темными глазками и приветливо махала хвостом. Люся вскрикнула и резко вскочила, стряхивая с себя, пусть и симпатичную, но совершенно незнакомую собаку.

– Ты… ты кто? – Нелогично обратилась Люся к животному зачем-то прикрываясь от собаки одеялом.

Ничуть не обидевшийся терьер все так же приветливо помахивал хвостом.

Люся потянула носом. В квартире пахло кофе и раздавались какие-то посторонние непривычные шумы.

Люся осторожно выглянула из спальни. В коридоре стояли чьи-то чемоданы. Собачка пробралась между люсиных ног, подошла к чемоданам и без особой заинтересованности понюхала их.

На кухне звякнула посуда. Люся ойкнула. Потом схватила с полки несуразный кубок (за победу в школьной олимпиаде по биологии), подкралась к дверям и застыла на пороге.

У плиты стоял смутно-знакомый мужчина. Загорелая спина, джинсы, босые ноги… Кто это?!!!

– Мааам! – Ударился в ее затылок обиженный басок.

Люся взвизгнула и резко повернулась.

– Ты опять бросила в стирку все мои футболки? Ну, и что мне теперь надеть? –  Взъерошенный заспанный подросток с упреком смотрел на нее.

–  А?! – Люся в растерянности уставилась на мальчика.

– Привет, Люсьен! – Обратился к ней мужчина у плиты. – Проснулась, засоня?

Да что же это? Бредит она что ли? Или правда, рехнулась от одиночества? Кто эти люди? Как они попали в ее квартиру? Почему ведут себя, как ее семья?

Люся почувствовала, как подгибаются ее ноги и медленно осела на кухонную табуретку.

Мужчина снова повернулся к плите, продолжая что-то жарить. До Люси, сквозь сумбур собственных мыслей доносился его рассказ о задержке рейса и о погоде в Конго. Вся сцена была такой странной и одновременно такой… маняще-уютной.

– Мам, Пап! Я пошел. – В прихожей хлопнула дверь.

Мужчина шагнул к столу.

– Соскучился, – быстро чмокнул он Люсю в макушку. – Яичницу будешь?

Глядя в его лицо с такими джоржклуневскими морщинками у глаз, Людмила Игоревна, в девичестве Люся, ответила:

– Да, буду.–  И добавила уже решительнее, – я тоже соскучилась.
Авторство: Redgii
Tags: мечта, реальность, сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments