September 30th, 2017

цвет

Моноспектакль Андрея (Владимировича) Ковалева «Неисправимый» на сцене Тильзит-Театра

Вчерашний вечер был продолжительно долгим. Но время пролетело незаметно. Надо признать, что А.Ковалев сделал наш вечер.

Новый моноспектакль оказался не таким уж новым. Первые полчаса я несколько раз примечала, что всё это я уже видела и слышала. Всё было знакомым и я пыталась припомнить предыдущие его спектакли. И всё время видела то его же, но в более ранних спектаклях; то своего брата, но менее пластичного и более слаженного; то Гришковца, но более собранного и говорящего не так быстро. А в мимике иной раз улавливала и Зуборенко, некогда играющего на сцене этого театра. И лишь спустя час я перестала сравнивать и начала смеяться над шутками и сатирой, которые Ковалев нам отдавал со сцены с довольно большим энтузиазмом. А когда я сняла очки, чтобы вытереть слезы, нахлышувшие от смеха и сопереживания, то, мельком взглянув на часы, поняла, что прошло еще три четверти часа.
Итого 120 минуты Ковалев был на сцене. И все это время он говорил, говорил, говорил.

В плане самого спектакля скажу, что он - Ковалев - действительно Неисправимый. Ибо он все также прыгает с мысли на мысль и снова возвращается к первоначальной идее, но тут же убегает куда-то далеко. В результате за два часа на сцене он излил историю одной жизни от рождения до глубокой старости. И как в истории Бенджамина Баттона - обратно от старости в детство. Вспомнил все взлеты и падения. Неоднократно упомянул о той середничковости, которая и отличает, и приводит к общепризнанным стандартам.

Что хочу отметить, в те моменты, когда зал уходил в неконтролируемый смех или издавал шквал аплодисментов, Андрей самодовольно улыбался, на несколько секунд выпадая из образа, и открыто радуясь своему успеху, но довольно быстро возвращался обратно. И мне интересны именно такие моменты: выпал из образа и снова вернулся; оговорился и поправился; запутался в словах и тут же повторил их, словно пребывая в легком алкогольном опьянении, проверял свое состояние трезвости.

В общем и целом, мы вышли из зала и купили его книжку, которую уже через полчаса (которые нам понадобились чтобы дойти до дома и раздеться) начали читать.

Пойду ли я еще на его спектакль. Пойду. Но через какое-то время. Если его (Ковалева) будет много, он очень быстро надоест, а раз в полгода вполне интересно достать старую тетрадку, которую с удовольствием можно полистать (особенно, когда много нового и разнообразного в эту тетрадку вписано).