Мальвина Александровна (malvinka_irk) wrote,
Мальвина Александровна
malvinka_irk

Ангелы (проза)


Она ждала. Чертыхаясь вполголоса в темноте и дрожа под проливным дождем. Как же она ненавидела этот мир! Здесь, «на поверхности», только и можно, что простыть, да еще крылья намочить так, что потом месяц пешком ходи по дну, как дура, потому что перья не ворочаются – сохнуть им, даже при тамошней жаре, очень долго, сложно и неприятно. А он здесь, в этой вечно по-идиотски изменчивой погоде, себя чувствовал, как дома… да это фактически и был его дом… Какая глупость!

И зачем назначать встречу здесь, зная, как она ненавидит эту «поверхность», этих людей, которые никогда ничего не видят и постепенно перестают во что-либо верить? Вот и сейчас мимо по шоссе проезжали машины и байки, и некоторые товарищи, особо развеселые, останавливались и махали ей, вылезай, мол, дамочка, из кустов, подходи к дороге, подвезем, довольна останешься… и никто, ни один бестолочь, не заметил пары черных крыльев у нее за спиной… ну и что, что темно? Где их глаза находятся?.. Ох и не повезет же тому, на ком она потом сорвется…

Ну куда, черт подери, он подевался?! Ну сколько можно заставлять приличную девушку ждать? И так уже по дну неприятные слухи ходят про них, а этот еще и усугубляет ситуацию! …Ну ладно, хотя бы есть время подумать и разобраться, наконец.

Дождь разошелся еще больше. Стало холоднее, а ненормальные водители и всадники – назойливее. Чтоб еще больше не раздражаться, она закрыла глаза и задумалась.

Хм, а что вообще она в нем нашла? Интересный вопрос. Кроме того, что он, несмотря на сущность и кожистые крылья, очень нежный, преданный, слегка «обезбашенный», до сумасшествия увлеченный, и, кажется, любит ее так, как только способны любить демоны? Ну, а что еще нужно искать?.. Ее не устраивало в нем только одно – его беззаветная любовь к этому ненормальному, неадекватному «среднему» – человеческому – миру.

Она закрыла глаза и вызвала в памяти его лицо. Ну да, выглядит, как типичный этот… как их там называют?.. Рокер, что ли? Волосы отрастил… а ему идет… Если не обращать внимания на крылья за его спиной (ха-ха, всего только), то от человека и не отличишь… Она замечталась. Если б только он остепенился… Она бы уломала его переехать вниз, жили бы вечно и счастливо, пока не надоест… Но пока все попытки по уламыванию заканчивались в лучшем случае фиаско, а в худшем – ссорой…

Ее, в конце концов, достали назойливые автолюбители, и, тяжело взмахнув намокшими крыльями, она с трудом взгромоздилась на толстую ветку в ближайшей роще. Ну и от дождя теперь листва немного укрывала.

Нет, и все-таки она не может без него… Каким бы ненормальным он не был… сколько бы не пропадал на много дней, сколько бы не ругался и не клялся, что легко променяет ее на этот мир, но она не могла без него… Если его долго не было, он начинал ей мерещиться, и она творила разные глупости… Однажды даже пробыла несколько суток среди людей… Набросила плащ на максимально сложенные крылья и примкнула к веселой компании с пивом, байками (опять!) и развязными девчонками с перекрашенными в черный волосами. На следующий день они затеяли девичник на природе, и вот за эту ночь она и узнала, что люди совсем не такие отупевшие и бесчувственные, что хотя бы некоторые могут еще что-то видеть, понимать, переживать, ощущать боль… По крайней мере, те две девушки из четырех, с которыми они пили во вторую ночь… Она до сих пор была готова найти и долго мучить, прежде чем убить, тех двух скотов, что разбили им сердца. Она видела, чувствовала, как они, бедняжки, страдают, и сама лечила свои раны, даром что не человек… Она поняла, что настоящая любовь доступна и людям, чей мир не зря называют «средним», и демонам, и ангелам обоих цветов…

Воспоминание о той ночи, проведенной с человеческими девушками, почему-то отозвалась болью, кольнувшей сердце. Тогда он не появлялся месяца три… Она уже думала, натворил чего, вот его сверху и «убрали»… навеки… И как же она была счастлива, когда снова его увидела!

И сейчас она уже начинала нервничать. Он никогда раньше так сильно не опаздывал на встречи… Нет, вообще немного задерживался он регулярно, но чтобы на три часа?.. Это впервые. Ее начало тревожить смутно предчувствие чего-то… нехорошего, такого, что может навсегда отобрать его. Вместе с ее сердцем. Она снова закрыла глаза и представила себе подобную ситуацию. Когда он улетает прочь от нее, почему-то навстречу встающему над полем солнцу, и она медленно начинает понимать, что никогда – никогда! – больше его не увидит. И ясно увидела, как падает на эту с такой силой ненавистную землю, теряя перья, а за ними и сами крылья, а затем как держит свое сердце в ладонях… И все равно чувствует его, сердца, – будь оно проклято! – боль, даже вырванного из груди, даже умирая… Умирая, как человек…

По щеке темного ангела медленно стекала слеза.

Где-то в глубине души завопило благоразумие, восстав против такого самонакручивания, мол, сама себе придумала что-то, глупость какую-то, как в сказке про топор в кладовке и глупых женщин… Ну с чего ты взяла, что он должен уходить?.. Но было уже поздно. Она уже поняла, ЧТО готова сделать ради него, если сейчас он, когда придет…

Ох и перемены настроения, мелькнула мысль… Что за ночь?..

Она и не заметила, что дождь кончился, что забрезжил рассвет. А потом на ее дерево упала тень. С крыльями. Ее душа с громким радостным воплем рванула на шею любимому демону, но тело в глубоком ужасе осталось сидеть, вцепившись мертвой хваткой в дерево. Она поняла все, поняла по его глазам с первого же взгляда. Увидела, что была права.

А он истолковал ее оцепенение и выражение глаз совсем по-другому. И, конечно, не правильно. Медленно слетел на землю, отвернулся и стал уходить. Пешком. И… да, навстречу встающему солнцу…

У нее хватило сил тряхнуть крыльями и приземлиться прямо у него перед носом.

– Я имею право на разъяснение, – и откуда взялось это дьявольское спокойствие?

– Пожалуйста, – вздохнул он, с недоверием и грустью глядя на нее. – Ты права, одними взглядами решать нельзя…

Я долго колебался, прежде чем поговорить с тобой. Пытался понять, чтО для меня дороже. И понял. Мне до смерти надоела эта непонятная, раздвоенная жизнь. Я люблю этот мир. Я принадлежу ему. Я не рожден на твоем дне, я не смогу там жить… – он взглянул в ее глаза, и она прочла в них решимость и… тень мольбы, – ну пойми меня!

Но я также люблю тебя, я пойду ради тебя на любую глупость, кроме одной… Ты знаешь, какой.

Ее поразила непривычная ему манера говорить. Он никогда не разговаривал такими фразами… Ее это напугало. Видимо, он сильно нервничал или… или играл роль.

Он вздохнул, взял ее за руку и продолжил:

– Ты рождена внизу, ты – ангел, дочь твоего мира, ты его любишь, как и я… И я знаю, что ты ненавидишь эту «поверхность»… Но я уверен, что ты сможешь... Я покажу тебе все самое лучшее, что здесь есть, то, ради чего стоит здесь жить… Я демон «среднего» мира, я творю здесь, что хочу, я вижу его обитателей насквозь, я показываю им их ошибки и наказываю, когда хочу… или поощряю… а хочу – просто отрываюсь на них… («Ура! Все таки нормальные слова он не забыл, – пронесловсь в ее голове, – значит он не сошел с ума и не притворяется, он просто переживает!») Я абсолютно свободен здесь. Но все это не возможно без… без понимания.

Он умолк. Остальное он не мог сказать, она должна была понять это сама, а иначе все будет тщетно. А если нет?.. Его пронзил страх. Несколько секунд он пристально смотрел ей в глаза, затем сказал:

– Слушай, если ты не сможешь, мы навсегда расстанемся…

Первым чувством была ярость. Да как он смеет, какой-то земной демон, диктовать свои условия ей, темному ангелу со дна, да еще и далеко не последнему по статусу ангелу ее мира?!. Да одно ее движение, и она сожжет его, в прах, в пыль, в ничто, как того маньяка-автомобилиста ночью – он тоже попытался спьяну поуказывать ей, и не успел даже пожалеть об этом…

Но она закрыла глаза и снова увидела все образы, посетившие ее ночью. И те два из них, воплотивших для нее это «самое лучшее» в человеческом мире, – бездонные глаза девушки, чей мужчина оказался сволочью, и ее собственное окровавленное сердце в руках…

А еще – она оглянулась вокруг – яркий рассвет над мокрым, весенним полем, мягкая теплая земля под ногами, шустрый утренний ветер, растрепавший волосы и перья, и пронзительные глаза ее любимого, такие же пронзительные, как первые лучи розового солнца, и его, демона, кожистые крылья, сложенные вокруг нее на манер объятий… Она глубоко вздохнула, повернувшись лицом к востоку, и вдруг поняла, что оперение ее крыльев почему-то ничуть не мокрое…

И она, нечеловек, темный ангел, наконец постигла последнюю часть этой «всеобщей» любви – той, что дана всем трем мирам. Это не просто самоотверженность и готовность совершать безумия. Нет. И теперь она знала.

Жертва. The Sacrifice. Умение жертвовать во имя обретения… всего.

Спустя несколько минут они неслись над полями, снова к тому самому разгорающемуся солнцу, которое когда-то – так давно! – едва их не разлучило.

Это цитата этого сообщения

Tags: ангел, не моё, проза
Subscribe

  • Сельский детектив (2019-2020...)

    На удивление этот детективный мини-сериал зашел легко. Без отрицания и негатива. В данной рецензии затрону сразу же и продолжение истории (Яблока…

  • Полюбите то, что хотите узнать

    Существуют разные методики эффективного обучения, и вы можете экспериментировать с ними, чтобы найти ту, которая подойдет вам больше всего. Но при…

  • Знание - сила и ответственность

    Мы все слышали фразу: «знание – сила». Но она, безусловно, нуждается в уточнении. Не всякое знание и не далеко не всегда дает силу его обладателю.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments